Важные темы

Результаты гамбурскага саммита G20

10 07 2017
Результаты гамбурскага саммита G20


Эти вопросы в Пражском акценте обсуждают директор Центра политического анализа и прогноза Павел Усов , обозреватель радио Свобода Валерий Карбалевич и эксперт Немецкого фонда Маршалла Марина Рахлей . Ведет передачу Юрий Дракохруст




Дракохруст: Какие решения принял саммит «большой двадцатки» в Гамбурге? Недавний саммит «большой семерки» в Италии обнаружил существенные противоречия в вопросах климата и международной торговли. Так выглядит, что и гамбургский саммит продемонстрировал тот самый раздел между США и всеми остальными, и уже не только странами Запада. Или это не так, и никакого раздела, а тем более раскола нет?


Рахлей: Я бы начала с того, что у этого саммита не было звышамбітных целей. Если Меркель падсумоўвала результаты этой встречи, она сказала, что саммит состоялся. И это понятно, ведь условия были очень сложные — это первый саммит с американским президентом Трампом, и ситуация в мировой политике изменилась. Но мы видим, что нет отката назад.



Марина Рахлей


Недостаток взаимопонимания с США — это возможность для Европы эмансіпавацца, как сейчас говорят немцы, и стать более независимой.

Парыскае соглашение, из которого будут выходить США, они смогут конечный оставить только через четыре года, потому что невозможно сразу выйти, как только захотели. Это уже будет после следующих президентских выборов в США. Также мы видим, что этот саммит остается важным форматом постоянного диалога, потому что те, кто рэпрэзэнтуе эти страны, встречаются не один раз на год, а на протяжении всего года, когда к нему готовятся. И мы видим, что этот недостаток взаимопонимания с США — это возможность для Европы эмансіпавацца, как сейчас говорят немцы, и стать более независимой.


Дракохруст: Павел, а как бы вы подвели итоги этого саммита? Можно ли сказать, что какие-то подходы, концепции были обсуждены, приняты во время саммита? В то воплотилась эта идея эмансыпацыі Европы, о которой говорила Марина?


Усов: Каких-то детальных решений принято не было, саммит скорее подчеркнул какую-то более-менее общую консолидацию мировой элиты в ключевых вопросах. Но это декларативная консолидация, скажем так. Были поставлены важные проблемы в вопросах безопасности, эмиграции, экологии, которые очевидны, но выглядит, что каких-то конкретных решений в государствах «первого мира» нет.


Каких-то конкретных решений в государствах «первого мира» нет.

Второй момент: обычно такие встречи больше характеризуются кулюарнымі разговорами и решениями. И здесь были очевидны две тенденции: тенденция европейская, которая подчеркивала, что возник и фактически консолидировался новый Европейский Союз. Эта «новая старая Европа», то есть ось Париж-Берлин, которая, наверное, будет формировать картину будущей европейской интеграции.


И вторая тенденция — это встреча Трамп-Путин. Ну и третья — более локальные встречи, скажем, Меркель-Эрдоган. И именно эта встреча подчеркнула, что отношения между ЕС, и в частности Германией и Турцией, в смысле политических контактов будут ухудшаться.


Ну а вообще, по моему мнению, это все выглядело, как хорошая мина при плохой игре, хотя падкрэсьліваўся тот факт, что Европа преодолела экономический кризис. Европа была главным двигателем этого саммита.



Юрий Дракохруст

Дракохруст: Валерий, вот коллеги уже сказали, что в определенном смысле этот саммит это был магчымасьцью лидером двадцати государств поговорить между собой по своим темам, по своих кругах.


Мы еще поговорим о встрече Трампа и Путина. А вот по каких-то других моментах, скажем, по переговорам в составе Путин-Макрон-Меркель — были ли какие-то сдвиги? Или имели плоды переговоры с китайским лидером насчет Северной Кореи?


Карбалевич: Прежде всего я хочу сказать, что происходит девальвация таких саммитов — их стало очень много: и G7 G20 и азиатско-тихоокеанский форум, и ШОС, и ООН, и ОБСЕ. То есть мировые лидеры встречаются часто, но эффективность тех встреч небольшая, мировые проблемы нарастают быстрее.


Старый механизм разрешения мировых проблем разрушен, а новый пока не создан

Старый механизм разрешения мировых проблем разрушен, а новый пока не создан. И поэтому такие саммиты — это просто площадка для обсуждения, а вот с решениями проблема. Ведь если не удается достичь компромисса между странами G7 — странами с одинаковыми ценностями, одинаковым экономическим и политическим строем, то в рамках G20 сделать это гораздо труднее, потому что очень разные страны с очень разными интересами. Удается достичь компромисса в вопросах, которые не являются главными.


Тезис про отказ от торгового протекционизма — это просто декларация, которая звучала не раз, но слабо выполняется. Кажется, наоборот, усиливается обратная тенденция в этом. А что касается разделения между США и другими странами, так это только по одном, далеко не главном вопросе климата.


Я не думаю, что произошел какой-то большой сдвиг по разрешению украинского вопроса, украинского кризиса, потому что эти встречи в нормандском формате происходят регулярно, периодически, на уровне министров иностранных дел, но дело не движется, потому что, на мой взгляд, минские соглашения не способны решить украинский кризис.


Насчет того, готов ли Китай как-то повлиять на Северную Корею. Трудно ответить на такой вопрос, действительно ли у Китая есть такие огромные механизмы влияния, готов ли Пхеньян подчиняться, и вообще Китай хочет этим заниматься всерьез. Здесь очень много аспектов, поэтому пока говорить об этом рано.


Дракохруст: Ну а теперь к по крайней мере одной из центральных событий этого саммита — до первой личной встречи глав США и России Дональда Трампа и Владимира Путина. Ну, практический результат это, кажется, одно — прекращение огня и создание зон безопасности в одном из регионов в Сирии. Но стоит оценивать встречу со всех аспектов. Вот международные медиа обращали внимание не только на эти соглашения, но даже и на то, как стороны пожимали друг другу руку, как Трамп сказал, который для него честь встретиться с Путиным. Обращали внимание на то, что в регламенту президента Трампа, в его плане на сайте, было указано, что встреча займет тридцать пять минут, а она заняла в четыре раза больше. С учетом всех аспектов, всех контекстов этой встречи, как бы вы ее оценили, Валерий?



Валерий Карбалевич


Карбалевич: Главный смысл встречи — договориться о правилах игры, ввести соперничество в определенные рамки, о которых следует договориться. Такие рамки были в противостоянии США и Советского Союза. Сейчас их нет. Возможно, был сделан первый шаг в этом направлении. Думаю, что больше плюсов получил Путин.


Главный смысл встречи — договориться о правилах игры, ввести соперничество в определенные рамки

В чем главная идея внешней политики Кремля? Восстановить модель Ялты. То есть лидеры великих держав делят мир на сферы влияния. Именно ради этого Путин ввязался в сирийский конфликт, чтобы навязать США сделку для начала по Сирии. До сего дня США уклонялись от такого предложения, так как не считали нынешнюю Россию сверхдержавой, с которой стоит о чем-то договариваться.


Во встрече двух лидеров в Гамбурге есть фактически единственный практический результат — раздел Сирии на зоны безопасности, то есть фактически на зоны влияния. Для Путина эта сделка — это модель, которую он хотел бы распространить и на другие регионы мира. Это первый шаг к такой модели. Во всяком случае именно так Кремль будет трактовать эту сделку. И следующим шагом Кремль хотел бы видеть подобную сделку по Украине, мол, Украина это наша делянка. Ну а например Польша, центральная Европа — ваша. Давайте договариваться.


Проблема, на мой взгляд, здесь в том, что у Кремля есть определенный план, концепт отношений с США. А вот есть ли такой концепт в новой администрации США, пока сказать трудно.


Дракохруст: Павел, а каково ваше впечатление? Кто выиграл, кто проиграл? И каким на ваш взгляд будет эхо этой встречи в Соединенных Штатах? Президент Трамп укрепил свои позиции в результате этой встречи или, наоборот, ослабил?



Павел Усов

Усов: Анализируя медийный контекст встречи, что пишет печать в США, в Европе, России, то подавляющее большинство комментаторов сходятся на том, что Путин выглядел в гораздо лучшем свете. Прежде всего, в русле невярбальнай коммуникации. Американские СМИ обращали внимание, что Трамп во время встречи с Путиным подал руку ладонью вверх, а Путин, как доминантный самец, покрыл эту руку своей ладонью. Журналисты и психологи говорили о том, что Трамп выглядел довольно слабым в этой коммуникации, а Путин — победителем.


Если говорить про риторику и российские СМИ, то они подчеркивали тот факт, что это был дипломатический прорыв в отношениях с Соединенными Штатами Америки, в частности с Трампом, что Трамп соответствует тем ожиданиям, которые возлагал на него Кремль, и именно с ним можно будет иметь дело (я не говорю про американский истеблишмент, с которым Трамп находится в конфликте).


Где на самом деле Трамп был искренен? Он был настоящим в Варшаве или в Гамбурге в разговоре с Путиным?

Еще один очень значительный момент — что эта встреча состоялась после визита Трампа в Варшаву, где он говорил довольно сильные и громкие слова, критикуя Россию, подчеркивая ее дестабилизирующей роли, а в Гамбурге нарисовалась совсем другая картина. Это много перед кем поставила вопрос: Где на самом деле Трамп был искренен? Он был настоящим в Варшаве или в Гамбурге в разговоре с Путиным? И большинство аналитиков согласилось, что искренним Трамп был более на встрече с Путиным. И это на сегодняшний момент осложняет понимание того, какой будет геополитический подход администрации Трампа к России.


Дракохруст: Марина, можно ли из этой встречи вывести какую-то тенденцию, что же все-таки Трамп хочет делать с Россией?


Рахлей: Ну, во-первых, я бы сказала наверное о том, что это первая личная встреча, которая состоялась между Путиным и Трампом, и это, пожалуй, основной итог саммита. Если смотреть по реакции немецкой общественности и медиа, то первая тема — это беспорядки, а вторая тема — это Путин и Трамп. Их дружелюбные личные отношения при этой встрече были видны. Второе — это то, о чем сказали коллеги, что Путин переиграл Трампа, он был скрупулезно подготовлен. Это не первое десятилетие, когда он ведет переговоры с очень разными американскими президентами. Трамп был очень эмоциональный и очарован российским президентом. Путину нужны такие победы, ведь в его выборы в марте 2018 года, и договора, с которыми он может вернуться домой, ему больше нужны, чем Трампу. В Трампа дома совсем другая ситуация.


У России и США нет единой цели в этом регионе, нет единых правил игры, нет единого понимания ситуации

О попытках прекращения огня в Сирии — они были и до того. И я бы хотела еще отметить, что сотрудничество между Америкой и Россией в Сирии — это очень сложный вопрос. У России и США нет единой цели в этом регионе, нет единых правил игры, нет единого понимания ситуации. Также неизвестно, можно ли сказать, что уступки по Сирии также означают уступки по Украине. И, о чем уже говорили коллеги, Трамп — это не весь политический истеблишмент. Мы знаем, что ведется расследование контактов команды Трампа с Москвой, другое расследование о вмешательстве России в выборы. К тому же у Конгресса совсем другое отношение к региону, американский парламент выступает за поддержку демократических усилий в Европе.




Юрий Дракохруст


Журналист. Родился в 1960 г. С 2000 г. — сотрудник Белорусской редакции Радио Свобода в Праге. Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов (1996).




Подписаться

NashiDni

Использование материалов, размещенных на сайте NashiDni.org, разрешается при условии активной шиперссылки на сайт. Cсылка должна быть открыта для поисковых систем

Администрация сайта не несет ответственности за комментарии пользователей к информации, которая является интеллектуальной собственностью сайта. Часть новостей размещается пользователями самостоятельно и администрация сайта не имеет возможности проверить их достоверность.

Регистрация